2 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Среди ученых, изучающих разные способы коммуни­кации, — лингвистов, психологов, биологов, весьма рас­пространено мнение, что термин «язык» применим исключительно к словесному человеческому языку. Все же прочие системы знаков независимо от их употребле­ния и происхождения они считают всего лишь отдален­ным подобием речевого общения человека, не имеющим с ним глубинного принципиального сходства. В самом деле это сходство, по-видимому, состоит только в неко­тором подобии функций: с помощью языка общаются люди, с помощью «языка» общаются животные. Чем оке с точки зрения ученых различаются эти языки?

Прежде всего тем, что язык человека — это не толь­ко средство общения, он также и инструмент мышления, познания окружающего мира. Кроме того, сами сигна­лы, с помощью которых общаются животные, и реакции на эти сигналы носят врожденный характер, животным не нужно старательно изучать и запоминать значение каждого из них. Все представители одного вида «гово­рят» на одном и том же «языке». Такие врожденные сиг­налы, служащие для общения животных, совсем не по­хожи на высказывания человека, так как неоднозначны. Один и тот же сигнал в разных ситуациях может пере­давать совершенно различную информацию. Зачастую они служат не для передачи определенных сообщений, а для поддержания дружественных контактов между со­родичами. Ориентируясь по ним, и в зависимости от си­туации другие особи могут судить о намерениях и на­строении своего соплеменника. Есть, конечно, и такие сигналы, которые передают вполне определенную инфор­мацию и в этом смысле похожи на отдельные фразы человеческого языка. Хвост животных — орган, е по­мощью которого некоторые виды животных передают определенную информацию своим сородичам (рис. 11).

Некоторые характерные позы и формы движения хвоста ящерицы круглоголовки

Некоторые характерные позы и формы движения хвоста ящерицы круглоголовки

Относительно языка животных существует и другая точка зрения. Мы можем говорить о языке животных с точки зрения особой дисциплины — общей семиотики (от греч. σημα — «знак»), изучающей знаковые системы в природе и обществе. Обратимся к мнению Ю. С. Сте­панова, одного из крупнейших советских специалистов в этой области знания, к популярной книге которого мы отсылаем заинтересованного читателя: «Есть какая-то ирония судьбы (или логики развития науки?) в том, что некоторые лингвисты, считающие себя противниками всякой структуральности, панически боящиеся «двойных систем», «бинарности» и т. п., отвечают на вопрос о сущности языка так, что для них всякое явление есть или язык, или не язык, т. е. отвечают как раз бинарным способом, и они подвергают себя этому искусу именно потому, что не желают признать связь языка с другими явлениями действительности и связь языкознания с не­гуманитарными науками».

Как видите, это высказывание можно отнести не только к лингвистике, но и к многим специалистам в области естественных наук, в частности к этологам (это­логия — от греч. «этос» — обычай; наука, изучающая поведение животных). Представляется, что правомерней не ставить так вопрос: язык или не язык, а лучше: в ка­кой степени язык — то явление, которое мы изучаем? Это справедливо и для языка животных.

А теперь расскажем о роли хвостов в общении неко­торых видов животных. Очень интересная система вза­имопонимания сложилась между обитающими на морском дне рачками альфеусами и бычками криптоцентру­сами. Рачки живут в норах, в них же они прячутся в случае опасности. Когда рачки выходят из норок, они стараются с помощью длинных антенн все время под­держивать тактильную связь с бычками. Если рыбка видя надвигающуюся опасность, она тут же сообщает о ней рачку. Сигнал опасности бычки подают с помощью хвостового плавника, вибрируя им с определенной ча­стотой и интенсивностью. В передаче сигнала могут уча­ствовать и другие плавники. Как только рачок получает такой сигнал, он тут же бросает все свои занятия и спе­шит укрыться в родной норе. Если криптоцентрус заме­чает, что альфеус по какой-то причине не реагирует на его предупреждение, он усиливает интенсивность сигна­ла, вибрируя хвостом и другими плавниками с удвоен­ной силой, чтобы зазевавшийся рачок успел уйти от опасности. Такая межвидовая система общения с по­мощью тактильных сигналов — уникальный случай в животном царстве.

Чаще животные используют хвосты для общения с особями своего вида. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно понаблюдать за аквариумными рыбками. Гуппи — маленькая, очень живая и красиво окрашен­ная рыбка пользуется большой популярностью у люби­телей-аквариумистов. Ареал ее обитания — водоемы Венесуэлы, Гвианы, северной части Бразилии и острова Барбадос и Тринидад. Цветовые сочетания окраски сам­цов так разнообразны, что нет ни одной рыбки, повто­ряющей окраску другой. Главная гордость самцов — удивительно красиво окрашенные, роскошные хвосты. Правда, эта красота — результат искусственного отбора аквариумистов. В природе хвосты самцов гуппи выгля­дят куда скромнее. Самочки окрашены всегда скромно, хвосты у них самые обычные, ничем не примечательные, даже у аквариумных пород.

Ежегодно в первые субботу и воскресенье января Московский городской клуб аквариумистов проводит в Государственном биологическом музее им. К. А. Тими­рязева традиционную выставку-конкурс гуппи. По суще­ству, это «конкурс хвостов», на котором компетентное жюри решает, чей же хвост лучше. Прекрасны ярко-красные, с черным узором, ниспадающие вниз хвосты ковровых гуппи, не уступают им по красоте золотистые хвосты и другой породы, Есть породы, хвост которых украшен мечом. Чтобы продемонстрировать роскошные хвосты своих любимцев, хозяева привозят гуппи даже из Других стран.

Вернемся к нашему аквариуму и понаблюдаем, как самец гуппи ухаживает за скромно окрашенной самоч­кой. Он плавает вокруг самочки, потом отплывает на некоторое расстояние, пытаясь «забежать» вперед, что­бы покрасоваться перед ней и продемонстрировать свою гордость — хвост. Самец распускает хвост веером, весь напрягается, его тельце и хвост судорожно вздрагивают, и он выполняет ритуальный «танец хвоста» перед своей избранницей, которая довольно спокойно взирает на его старания. Решив помериться силами, самцы исполняют друг перед другом похожий танец, пытаясь доказать сопернику, что ему предстоит поединок с достойным про­тивником. Правда, до драки дело чаще всего не дохо­дит, у одного из самцов «не выдерживают нервы», и он бесславно оставляет поле боя. Сходное поведение можно наблюдать и у другой всем хорошо знакомой рыб­ки — меченосца.

Не только самцы рыб пытаются завоевать сердца подруг с помощью демонстрации хвостов. Так же посту­пают и самцы многих видов птиц. Благодаря роскош­ному, способному распускаться веером глазчатому хво­сту за павлином укрепилась слава самой красивой пти­цы. Хвост павлина образован хорошо развитыми верх­ними кроющими перьями (рис. 12). Гарем павлина со­стоит из 2—5 пав. Во время тока павлин гордо демон­стрирует самочкам свой роскошный хвост, глубоко уве­ренный в его неотразимом эффекте. Покрасовавшись некоторое время, он разворачивается к самкам тылом. Словно для того чтобы еще раз взглянуть на удиви­тельное зрелище, самочка забегает вперед. И снова, про­демонстрировав ей глазчатый хвост, павлин поступает совсем не по-джентльменски и разворачивается к сам­ке задом. Так повторяется много раз. Наконец, покорен­ная пава ложится перед павлином, он сворачивает мно­гоцветный хвост, и брачная церемония завершается.

Павлин; Ласточка; Фазан; Глухарь

Павлин; Ласточка; Фазан; Глухарь

В лесах Калимантана обитают белохвостые фазаны. Во время тока их хвост подобен белому колесу позади черного тела. Но самцы, красуясь перед самочками, рас­пускают его не в горизонтальной, а в вертикальной пло­скости. Верхние перья касаются спины, нижние — чер­тят по земле. Самцы фазана — аргуса во время тока раскидывают крылья, вздымая вверх два длинных бе­лых хвостовых пера.

Всякому охотнику хорошо знакомы блеящие звуки, которые издают во время тока кулики-бекасы, Токуют они на болотах, над сырыми лугами и полянами. Их можно слышать на заре, а порой и в дневные часы, Взлетает бекас, затем следует крутое падение, снова взлет. Когда самец пикирует вниз, он разворачивает хвост. Крайние перья хвоста сильно отогнуты вбок и вибрируют, производя соответствующий звук.

Мы привели лишь несколько примеров, иллюстриру­ющих, как представители сильного пола привлекают внимание подруг с помощью хвостов. О всех не расска­жешь. Даже наш сосед воробей задорно поднимает вверх хвостик, задумав покрасоваться перед самочкой. А теперь поговорим о значении хвостов в общении мле­копитающих.