2 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Хвост — прекрасный индикатор настроения наших четвероногих друзей — собак. После рабочего дня встре­ча с четвероногим другом особенно приятна. Стоит лишь переступить порог, ко мне радостно, с восторженном лаем бросается молодая такса Мики. Ее голый хвостик бешено болтается из стороны в сторону. Наверно, виля­ние хвостом у собак равноценно нашей улыбке при встрече — это знак приветствия хозяина или другой со­баки и отражает дружелюбные намерения. На прогул­ке мы с Мики часто встречаем молодого колли Хельмара. Мики и Хельмар большие друзья, и ритуал их вза­имного приветствия тоже включает виляние хвостами, хотя хвосты у них очень разные.

Впрочем, Мики не всегда встречает меня столь ра­достно. Иногда она, поджав хвост, заползает под диван и оттуда выглядывают лишь влажный черный нос и грустные виноватые глаза. Картина ясна: Мики натво­рила что-то непростительное (изгрызла угол дивана или кресла, проделала дыру в занавеске или ободрала обои). На мой зов она медленно выползает из-под дива­на, ее хвост поджат, выглядит она очень жалко, пре­красно сознавая всю тяжесть своей вины. Но вот Мики прощена, ее настроение улучшается, и хвост тут же под­нимается вверх.

Когда Мики была еще маленьким щенком и к ней подходила большая собака, она тоже поджимала хвост, да так, что его кончик прямо-таки стелился по животу, переворачивалась на спину и давала себя обнюхать, иногда униженно виляя поджатым хвостиком. Будучи существом довольно сообразительным, она быстро смек­нула, где можно спрятаться от взрослых собак. Обычно мы ходили на прогулку втроем: я, моя маленькая дочь, которая была еще в весьма нежном возрасте и крепко спала в коляске, и Мики. Так вот, Мики быстро научи­лась при приближении большого пса забираться на рас­положенную внизу сетку коляски, где чувствовала себя весьма уверенно. Ее хвостик вновь принимал нормаль­ное положение, а его владелица могла оставаться в сво­ем убежище довольно долго.

Когда встречаются два взрослых самца примерно одинаковой силы, они обнюхивают взаимно подставлен­ные задние части туловища, Такое добровольное предъявление анальной области — выражение полной уве­ренности в себе и, если собака ее вдруг утрачивает, хвост немедленно опускается. Хвост в таких случаях служит точным индикатором храбрости.

Хвост — показатель настроения не только у собак, но и у других псовых, например у волков. Общаясь друг с другом, эти животные по положению и характеру дви­жения хвоста многое узнают о своих товарищах по стае. В стае волков существует определенный иерархический порядок: во главе стоит самец-доминант, вожак. Инте­ресно, что иерархические системы самцов и самок обо­соблены: у самцов свой порядок подчинения, у самок — свой. Обе эти системы линейны. Это значит, что всех животных можно выстроить друг за другом в один ряд: каждый волк доминирует над всеми нижестоящими, а сам беспрекословно подчиняется тем, кто рангом выше. Когда волк спокоен, его хвост свободно опущен вниз. Но если кто-то из сородичей посягает на волчьи права и попытается оспаривать его место в стае, животное будет вести себя угрожающе. При угрозе хвост волка напряженно поднят вверх над линией спины вплоть до вертикального положения. При этом шерсть на хвосте вздыбливается и размер его за счет этого увеличивает­ся. При общении с другими членами стаи низкоранговые волки низко опускают хвост, часто поджимая его между ног. Волки судят о настроении и намерениях своих со­племенников по быстроте и амплитуде движений хво­ста. Как и собаки, волки приветствуют друг друга ви­ляя хвостом.

Понаблюдаем за встречей одного из волков и его подруги. Животные так интенсивно виляют хвостами, что и вся задняя часть туловища ходит из стороны в сторону. Супруги явно рады встрече и дружелюбно рас­положены друг к другу. Низкоранговые волки, привет­ствуя доминанта, тоже виляют задней частью корпуса, но их виляющий хвост поджат. Если доминант отвечает им коротким помахиванием хвоста или только его кон­чика, то это не сулит низкоранговым животным ничего хорошего: на волчьем языке это означает, что хозяин хвоста находится в агрессивном состоянии. Если доми­нант хочет лишний раз напомнить членам стаи о своем привилегированном положении, ему совсем необязатель­но прибегать к силовым приемам. Вожак пристально смотрит на партнера, высоко подняв хвост.

Вероятно, хвост играет немаловажную роль и в об­щении других представителей семейства псовых. Джейн и Гуго ван Лавик-Гудолл в книге «Невинные убийцы» проводят интересную сцену из жизни гиеновых собак: «Появившиеся на поверхности щенки и опомниться не успели, как взрослые налетели на них всем скопом… Я видел, как доминирующая самка стаи, Ведьма, на ходу просунула нос под задние лапки бегущего щенка, так что малыш, еще секунду пробежав на передних лап­ках, опрокинулся. Но стоило ему подняться и заковы­лять прочь, как его перехватил резвый самец, Баскер­виль. Он сунулся к щенку носом, припав на передние лапы и задрав кверху зад с неистово виляющим хво­стом. Опрокинув щенка на спину точным толчком своей черной морды, он стал вылизывать его. Черная Фея — темная самка с половиной хвоста — вот кто был без ума от щенков! Она так самозабвенно виляла остатком хвоста, что казалось, он вот-вот отлетит напрочь, а ее повизгивание выдавало состояние полнейшего экстаза».

Приведу любопытную сценку из жизни моей таксы Мики. Кроме нее, в нашей квартире вот уже шесть лет проживает громадный кот Леопольд. По сравнению с девятимесячной Мики он старожил и считает себя пол­ноправным хозяином в доме. Кот гораздо больше так­сы, весьма свиреп и не упускает случая продемонстри­ровать свою злость и силу, при любом удобном случае нападая на Мики. Несмотря на то что такса — охотничья собака, пока что она сама объект охоты кота. Он терпе­ливо подстерегает ее, сидя у двери моей комнаты, куда вход ему строго воспрещен. Обратим внимание на их хвосты. Вот Мики почуяла, что Леопольд в очередной раз дежурит у двери. Она с яростным лаем кидается на дверь, хвост ее при этом неистово ходит из стороны в сторону. Вероятно, виляние хвостом у собак, кроме при­ветствия, выражает состояние общего возбуждения и не слишком мирных намерений. С другой стороны двери лежит Леопольд, прижавшись к полу. Все его мускулы напряжены, он ждет удобного момента, чтобы просу­нуть лапу под дверь и попытаться нанести Мики удар когтями. В то же время кот побаивается, что собака схватит его за лапу зубами, т. е., выражаясь научным языком, Леопольд находится в состоянии фрустра­ции. Хвост его при этом нервно ходит из стороны в сторону, а кончик хвоста подергивается, с головой выдавая настроение хозяина. У кошек в отличие от собак движения хвоста из стороны в сторону отражают исклю­чительно недружелюбные намерения. Кошки — большие индивидуалисты, они не живут группами, как псовые. Эта их особенность отражена даже в названии сказки Р. Киплинга «Кошка, гулявшая сама по себе».

Когда Леопольд не занят охотой на Мики, он мирно дремлет на диване, свернувшись уютным калачиком. Из всех обитателей нашей квартиры его особым располо­жением пользуется моя мама, к остальным он достаточ­но равнодушен. Но вот раздается звонок в дверь, Лео­польд тут же просыпается и бежит встречать хозяйку. Во время приветствия он трется о ее ноги и держит хвост «трубой». Во всех «нормальных» ситуациях хвост у кошек поднят. Поднятый хвост — индикатор неагрес­сивного настроения. Члены одной семьи тоже поднимают хвост во время приветствия. Всем, наверно, часто при­ходилось наблюдать за играющими котятами. Малыши возятся, забавно наскакивают друг на друга, ударяют лапами. Обратите внимание на их хвосты: они задорно задраны вверх. В предыдущем разделе, рассказывая о языке животных, мы упоминали о неоднозначности сиг­налов, с помощью которых они общаются. Поднятый хвост кошек — один из примеров такой неоднознач­ности.

Мой кот Леопольд — прекрасная модель для изуче­ния роли хвоста в общении более крупных представи­телей семейства кошачьих. Например, известно, что вла­стелины джунглей — тигры, как и наши домашние кош­ки, поднимают хвосты во время приветствия. Львята во время игры совершают хвостом круговые движения. Царь зверей — лев ударяет хвостом, когда находится в агрессивном настроении, а кончик его хвоста нервно подрагивает, когда он собирается броситься на добы­чу. Интересно, что кошки и даже величественные львы в этом отношении напоминают… мышей. Да, да, имен­но мышей, у которых хлестание хвостом тоже признак возбуждения и агрессивных намерений. Правда, мыши хлещут хвостом не так, как представители семейства ко­шачьих. Так что грозному царю зверей не остается ни­чего иного, как признать некоторое сходство в поведе­нии между собой и ничтожным грызуном. Впрочем, в известной басне Эзопа о мыши и льве царь зверей, по­пав в сети охотников, вынужден был признать превосходство над собой крошечного зверька, перегрызшего сети и освободившего его из плена.

Проведем несложный опыт: в клетку к самцу домо­вой мыши подсадим другого незнакомого самца. Хозяин клетки направляется к чужаку, обнюхивает его и тут же приходит в страшное беспокойство: начинает гор­биться, шерсть на загривке встает дыбом. Несмотря на крохотные размеры, выглядит он очень грозно. Пере­двигаясь по дуге вокруг незнакомца, хозяин в ярости хлещет хвостом по полу клетки. При этом хвост его со­вершает быстрые волнообразные движения. Удары о пол такие сильные, что их хорошо слышно, они напоминают барабанную дробь. Через некоторое время хозяин напа­дает на пришельца. Хлестание хвостом у мышей — при­знак сильного возбуждения и агрессивных намерений. «Барабанят» хвостом во время драк и представители других видов грызунов: крысы, песчанки и т. д. Хлеста­ние хвостом у грызунов и нервное подергивание хвоста кошачьих из стороны в сторону чем-то сродни сжатым кулакам у человека. Эти сигналы не несут никакой оп­ределенной информации, не служат для передачи конк­ретного сообщения, но с их помощью сородичи понима­ют, в каком состоянии находится их соплеменник.

О настроении и намерениях копытных животных тоже можно судить по положению и характеру движений их хвоста. Понаблюдаем за бегущей по степи лошадью. Это удивительно красивое и запоминающееся зрелище. На бегу животное поднимает хвост — это означает, что сейчас оно побежит еще быстрее. Опускание же хвоста во время бега свидетельствует о намерении лошади сни­зить скорость. Поднимание хвоста характерно для ло­шадей и при контактах со своими соплеменниками: во время ухаживания, угроз, приветствий, кормления де­тенышей, игр. Когда лошадь напугана, она, как собака или кошка, поджимает хвост. Если лошадь догоняет хищник, ее хвост опущен.

Всем хорошо знакома такая мирная картина сель­ской жизни: зеленый луг, ярко светит солнце, по лугу, медленно пощипывая на ходу сочную траву, бредет ста­до коров. Вокруг животных клубится жужжащий рой докучливых мух и оводов. Взмах хвоста одной из буре­нок — и мухи с гулом, хотя и ненадолго, оставляют жи­вотное в покое. Но взмахи хвостом у копытных — не только способ отогнать надоедливых насекомых. У не­которых видов — это сигнал, который используется в конкретных ситуациях. Тот, кто хорошо знаком с по­вадками лошадей и коров, знает, что если животное раздражено и собирается пустить в ход копыта, то прежде чем сделать это, оно машет хвостом из стороны в сторону. Эта агрессивная демонстрация используется и по отношению к детенышам, когда они слишком ак­тивно пристают к взрослым и пытаются сосать. Малы­ши быстро усваивают этот сигнал.

Если попытаться приблизиться к группе чернохво­стых оленей, то заметившее опасность животное подни­мает хвост и демонстрирует своим соплеменникам на­ходящееся под ним белое пятно. Поднимание хвоста и демонстрация белой окраски огузка и нижней стороны хвоста — сигнал предупреждения об опасности у вило­рогов, аксисов, ланей, куду. А когда провели специаль­ные наблюдения за белохвостыми оленями, то обнару­жили, что этот сигнал подается животным на безопас­ном расстоянии от хищника и призывает животных к объединению. А сигнал «спокойствия» у этих оленей — подергивание хвостом, он наблюдается во время кор­межки, ходьбы.

Понаблюдаем за спокойно и грациозно идущей га­зелью Томпсона. Вот животное подняло голову, огляде­лось и, убедившись, что ему не угрожает опасность, на­чало кормиться. Обратите внимание на хвост газели. Он все время ходит из стороны в сторону. Хвостик очень мал, поэтому предположение о том, что с его помощью животное отгоняет кровососов, кажется абсурдным. Кро­ме того, движения хвоста как-то явно подчеркнуты, со­здается впечатление, что животное совершает их с опре­деленной целью. Такая утрированность движений ха­рактерна для демонстрационного поведения, с помощью которого животные могут передавать информацию. В данном случае газель сообщает сородичам, что все спо­койно и им нечего бояться.

При общении друг с другом животные используют и специальные сигналы, которые не только отражают их намерения, состояние и эмоции, а служат для передачи вполне определенных, конкретных сообщений. Совсем недавно ученым удалось расшифровать сигналы, кото­рые передают своим соплеменникам с помощью хвоста небольшие американские зверьки — суслики спермато­филус бичей. Для этих грызунов самую большую и по­стоянную опасность представляют змеи, которые ими питаются. Но при появлении змеи суслики не бросают­ся прочь, а напротив, стремятся приблизиться к ней все вместе, ведь опасность для отдельного зверька всегда больше, чем для целой группы сусликов, которые «на­ступают» на змею, заставляя ее прервать охоту. Для со­гласования своих действий суслики подают сигналы хво­стом. О начале общего наступления на змею сигнали­зируют три взмаха хвоста, о продолжении атаки — два, о временном прекращении наступления — один взмах. Кроме того, по характеру движения хвоста грызуны узнают о виде угрожающей им змеи: зверек, увидевший гремучую змею (самую опасную для сусликов), взма­хивает хвостом в среднем значительно больше раз. Чем меньше расстояние до змеи, тем больше число взмахов хвоста у сусликов. Значит, с помощью «хвостовой сиг­нализации» эти животные узнают от своих сородичей о виде, размере, направлении движения и расстоянии до хищника, т. е. о степени опасности, а также координи­руют свои действия.

Взмахи полосатого пушистого хвоста используют для общения между собой лемуры катта, только к зритель­ным сигналам в данном случае добавляются и обоня­тельные. Хвост у катта — важный информационный ор­ган. Снизу доверху он покрыт черными и белыми поло­сами. Прежде чем начать размахивать своим шикар­ным пушистым хвостом перед сородичами, лемуры на­носят на него пахучий секрет специфических кожных желез, которые расположены с двух сторон в области предплечий. Чтобы придать хвосту соответствующий за­пах, катта подгибает его под себя и пропускает под брю­хом между всеми четырьмя лапами, прижимает и трет конец хвоста о внутренние стороны правого и левого предплечий. Затем начинает размахивать надушенным хвостом на виду у других лемуров, которые, глядя на него, мурлычат, мяукают. Затем катта выносит хвост впереди натирает его то правой, то левой передними лапами, трется о сучья железами предплечий, подмы­шек, анальными. Вероятно, маркирует территорию сво­им запахом. Однако пока неизвестно, зачем катта аро­матизирует хвост и какую именно информацию сооб­щает другим лемурам с его помощью.