6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Когда мы видим стадо пасущихся коров или варим говя­дину, то обычно не совмещаем это с образом великолеп­ного дикого предка всех пород крупного рогатого скота. Между тем «гнедой тур» русских былин, священный бык Апис древних египтян и дикие быки, изображенные в го­рельефах Шумера, Ассирии и Вавилона, несли тот гене­тический код, который был позднее столь многообразно преобразован человечеством в молочных и мясных поро­дах — холмогорках, ярославках, швицах, джерсейках, симменталках. По крайней мере на протяжении четырех тысячелетий дикие предки домашних быков — первобыт­ные туры жили и доживали свой век наряду со своими одомашненными потомками.

Вот как описал тура барон Герберштейн в 1517 г. при поездке в Московию (1908, с. 174):

«Буйволы водятся в одной только Мазовии, которая погра­нична с Литвою; на тамошнем языке называют их турами, а у нас, немцев, настоящее имя для них Urox. Это настоящие лесные быки, ничем не отличающиеся от домашних быков, за исключением того, что они совершенно черные и имеют вдоль спины белую полосу наподобие линии. Количество их невелико, и есть определенные деревни, на которых лежит уход за ними и охрана их, и, таким образом, за ними наблюдают почти не иначе, как в каких-нибудь зверинцах».

На плохом рисунке в записках Герберштейна изобра­жен коренастый, коротконогий, мускулистый бык, бедно одетый шерстью, с вихрами на лбу и лирообразными, поперечно-рифлеными рогами, направленными прямо вверх. Это изображение напоминает просто упитапную домашнюю корову. Несравненно реалистичнее и более художест­венно изображали туров палеолитические художники на стенах пещер в Испании и Франции, например в пещере Ляско.

Столь же правдивы контурные рисунки диких быков эпохи неолита на скалах в Гобустано близ Баку, рельефные изображения их на стенах дворцов эпохи бронзы в Вавилоне, Персеполисе, Микенах. Скифы, имевшие дело с гнедыми турами в южнорусских степях, изображали их на перст­нях-печатях, серебряных сосудах и в виде золотых блях. Характерным признаком дикого тура были рога, направ­ленные в стороны, вперед и несколько вниз к морде, а также хвост со свободной мускулистой репицей и с ки­стью волос па ее конце (рис. 15).

Пещерные львы напали на первобытного тура

Пещерные львы напали на первобытного тура

Геологическая история тура начинается в пределах Се­верной Евразии как бы внезапно, со среднего плейстоцена — миндель-рисса, рисса. Судя по ископаемым чере­пам, это были огромные звери весом в полторы тонны, не уступавшие по размерам первобытным бизонам. Их иско­паемых предков из нижнего плейстоцена и плиоцена мы попросту не знаем, как не знаем и их родины. В эпоху своего расцвета туры жили по степям и лесостепям Ев­ропы, Кавказа и Передней Азии, придерживаясь долин рек. На восток их ареал тянулся по Южной Сибири до Забайкалья и Северного Китая. По численности стад туры явно уступали бизонам и никогда не заходили так далеко на север, как вторые.

В конце плейстоцена туры заметно измельчали и рас­пались на мелкую и крупную расы. Еще через несколько тысячелетий — в эпохе неолита — мелкая форма тура была одомашнена. Эти домашние потомки были вначале жалки — карликового роста, весом около центнера. Таков был «тор­фяной скот» у неолитических племен, селившихся в свай­ных постройках по озерам средней полосы Европы.

Крупная форма тура, между тем, продолжала сущест­вовать в Европе и Западной Сибири до позднего средневе­ковья. В слоях древнего Киева, Вышгорода XI в. и Нов­города XIII—XIV вв. находят черепа и стержни рогов та­ких туров. Из поучения Владимира Мономаха известно, что князь охотился на них под Киевом. Они же упомина­лись в древнерусских былинах.

Считается, что последняя дикая туриха была убита в 1627 г. в Польше, под Варшавой, но в Западной Сибири туры дожили и до XVIII столетия.

В Зоологическом музее АН СССР хранится свежий че­реп (№ 16173) крупного тура из Каменского округа Кулундинской степи, а англичанин Белл (1776 г.), путеше­ствуя в Китай, видел диких быков, «называемых татарами бубул», в 1720 г. под Кузнецком.

Первобытные охотники настойчиво преследовали ту­ров, особенно самок и молодняк, чтобы полакомиться их мясом. Разбитые кости туров обычны в слоях неолитиче­ских свайных поселений Восточной Прибалтики, у жи­вописных навесов скал Беюк-Даш южнее Баку, в низовьях Амударьи, под Ашхабадом, Астрабадом и в ряде мест Иранского нагорья, Месопотамии и Малой Азии. В эпоху раннеметаллических культур значение тура как охотничье-промыслового животного резко падает, а в слоях истори­ческой эпохи его остатки буквально единичны.

Причины вымирания туров в разных участках ареала были неоднозначны, но в их основе почти всегда лежало беспощадное преследование животных охотниками, в том числе вооруженной конницей различных народов и племен.