6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Геологу и палеонтологу приходится иметь дело со вто­ричными — переотложенными остатками наземных позво­ночных чаще, чем с первичными — т. е. с истинно инсит­ными.

Вторичные захоронения образуются деятельностью водных потоков, волнами озера, моря, реже — подвиж­ками грунта в результате действий ледника, землетрясе­ний, солифлюкций и оползней иного типа.

Наиболее частый тип вторичных захоронений форми­руется в прирусловом и русловом аллювии при размыве рекой первичных озерно-пойменных, озерных, болотно-торфяниковых, приморско-лагунных захоронений или своих собственных, более древних. При размыве первично захороненного трупа или скелета и жесткой сортировке его костей в водном потоке и гравии целые скелеты, че­репа (и рога оленей) разрушаются, разъединяются и пе­реоткладываются на более низком уровне. Вторичные комп­лексные захоронения костей лошадей, бизонов, оленей, ма­монтов были весьма обильны на песчано-гравийных косах и отмелях в среднем течении рек Русской равнины — на Днестре, Днепре, Десне, Дону, Волге, Каме, Урале. Они располагались последовательно ниже по течению от раз­мываемых яров коренных — западных берегов.

В 50-х и 60-х годах большинство костеносных местонахождений на Днепре, Дону и Волге скрылось под многометровой толщей вод грандиозных водохрани­лищ.

В связи с тем что некоторые древние ложбины стока, например Волжская, имели весьма сложную историю фор­мирования (Горецкий, 1966), — то подвергаясь усилен­ной эрозии, то выполняясь осадками при подпоре каспий­скими водами, — разобраться в стратиграфии разрезов и возрасте костеносных захоронений бывает трудно. Так, например, у Сенгилея и Городца в 50-х годах автор на­блюдал толщи костеносных галечников, лежащие на 25— 30 м выше меженного уровня современного потока. Это было результатом врезки современного русла в отложения пра-Волги. Поэтому при оценке возраста речных террас на основе палеонтологических находок — обычно зубов слонов — следует учитывать, что такие костные остатки, нередко трактуемые в качестве инситных, на самом деле могли испытать уже однократное, двукратное или даже трехкратное перемещение из слоев одной террасы в дру­гую и третью.

Характерные вторичные захоронения костей позднечетвертичных млекопитающих — мамонтов, лошадей, бизо­нов — образуются при вытаивании участков лессово-ледовой равнины — едом в Приморской низменности Якутии. Они откладываются на днищах термокарстовых озер и рек в так называемых аласных отложениях. В противо­положность светлым и свежим костям и мамонтовым бив­ням из первичных якутских лессов в таких перемытых лессах обнаруживаются потемневшие и потрескавшиеся костные остатки. Такие же вторичные захоронения обра­зуются в нашу эпоху и на дне моря Лаптевых и Восточ­носибирского. Бивни мамонтов, разрозненные части скеле­тов и черепа лошадей, бизонов и овцебыков сваливаются там с 40-метровой высоты на отмель из тающих и раз­мываемых ручьями и морем толщ Ойагосского и Хапташинского яров.

Вторичные захоронения бывают и антропогенного про­исхождения. Так, например, кости мамонтов, накопивши­еся в местах приноса трупов водой, т. е. в логах и стари­цах, переносились на высокие террасы первобытными охотниками для устройства жилищ и ритуальных завалов, где уже окончательно захоронялись в толщах надувов лес­совой пыли и делювии склонов.

В пещерах переотложение костных остатков с их но­вым захоронением происходит в общем реже, чем на по­верхности. Случается, что сильные подземные потоки разрушают слои верхних каверн, переоткладывая заклю­ченные в них скелеты и кости в колодцах и западинках рельефа дна нижних гротов и залов обширных пещер.